Пакет яровой и религия чего ждать

Сегодня предлагаем ознакомиться с информацией на тему: "Пакет яровой и религия чего ждать". Здесь собран весь материал на тему и представлен в удобном для чтения виде. Если, все-таки возникли частные вопросы, то их вы в любой момент можете задать нашему дежурному консультанту.

Против чего направлен «пакет Яровой»?

В чём суть претензий к так называемому «пакету Яровой»? В гипотетическом «удорожании» сотовой связи и доступа в Интернет. Которое якобы произойдет неминуемо. Точно также уже «дико подорожали продукты» из-за введения системы «Платон». Помните эту истерию? Недавно ведь была. И все либералы сразу стали дальнобойщиками. Сегодня все они стали «немного айтишниками» и готовятся проводить митинги против «пакета Яровой». Этот набор изменений в законы направлен на борьбу с терроризмом. Он должен дать нашим правоохранителям в руки инструмент. В этом смысл этих изменений. Они получились немного сыроватыми – это есть. Но, во–первых, президент дал поручения проработать его техническую реализацию, а, во-вторых, большинство «страхов и страшилок» просто не соответствует действительности.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Ударит ли «закон Яровой» по верующим?
Альбир Крганов: законы Яровой помогут в борьбе с псевдорелигиозными группами
Путин подписал антитеррористический «пакет Яровой»

Понять, почему представители Пятой колонны так заголосили и подняли такой шум, нам поможет общее понимание ситуации.

Суть такова: на 2017-2018 год Запад планирует попытки осуществления «цветного» сценария в России. Цель – не допустить переизбрания на новый срок В.В.Путина. Ситуация в нашей стране, по планам США, к тому времени должна ухудшиться. Снаружи давят санкции и искусственно сдерживаемые на низком уровне цены на предметы нашего экспорта, внутри работает правительство Медведева. Лозунг которого «Денег нет, но вы держитесь!» уже сегодня вызывает справедливое возмущение граждан. К 2017-2018 гг. «улюкаевы» собираются ещё поураганить так, чтобы создать почву для недовольства. Западу нужна новая Болотная. Нужны массы людей. Почву для недовольства он руками либерально-финансовой части правительства создает. Но людей надо организовать. Вывести на улицы, собрать вместе. Научить, когда и где, и что делать. Надо координировать боевиков, нужно собирать толпы зевак. Все это делается через соцсети. Которые (о чудо!) начали активно шифровать всю свою информацию.

Так вот главный пункт «пакета Яровой» — американские (вообще все) соцсети все «шифровальные ключи» обязаны передать в руки российских компетентных органов. Вот откуда вой! Но и он уляжется, как только суммы, выделенные американцами на «справедливое возмущение», подойдут к концу.

А дальше начнется самое главное – реализация закона. В США АНБ пишет вообще всё, и никто по этому поводу не возмущается. Почему? Потому что вместе с ордером на получение информации АНБ дает и другой ордер – запрещающий разглашение самого факта запроса и получения информации.

[3]

И вот когда «фейсбуки» откажутся выполнять российский закон, а они, по моему мнению, обязательно откажутся его выполнять, вот тогда наступит момент истины. Соцсети создавались как инструмент политики, создавались в Штатах – это так, даже если вы никогда об этом не задумывались. И до сих пор живёте с мыслью, что умный мальчик из США нашёл миллиарды, чтобы девочки могли постить котиков, а домохозяйки — рецепты вкусной еды.

Так вот, когда «фейсбуки» откажутся выполнять закон, вот тогда надо будет закрывать то, что отказывается работать по нашим законам и давать свободно работать тому, кто его соблюдает.

[2]

Государство – высшая ценность. Хотите рост как в Китае? Тогда и охранять порядок надо — как в Китае. А там те сети, кто не хочет «по-хорошему», просто не работают.

И Китай идёт вперед семимильными шагами.

«Пакет Яровой» не сейчас, но в перспективе… вырвет жало у инструмента, с помощью которого Штаты привыкли опрокидывать государства. Либо их сети станут законопослушными, а значит ненужными им и безопасными для нас, либо их у нас просто не должно быть.

Ударит ли «закон Яровой» по верующим?

Советник муфтия Республики Дагестан по связям с общественностью и СМИ, руководитель медиахолдинга «Ислам» Айна Гамзатова рассказала о лжеслужителях религии, «законе Яровой» и его трактовках «экспертами».

– Айна Заирбековна, какими статистическими данными можно было бы охарактеризовать религиозную жизнь мусульман Дагестана?

– В республике на сегодняшний день действует около 2180 мечетей. В целом по России – около 7,5 тысяч. Таким образом, почти каждая третья мечеть страны – у нас.

Стоит, конечно, пояснить, что в это количество входят и небольшие, так называемые квартальные мечети. Также в наших сёлах (а их в республике около восьмисот) вместо одной большой мечети может быть несколько небольших в разных концах, чтобы людям было удобно ходить молиться.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:
Против чего направлен «пакет Яровой»?
Ударит ли «закон Яровой» по верующим?
Альбир Крганов: законы Яровой помогут в борьбе с псевдорелигиозными группами
Путин подписал антитеррористический «пакет Яровой»

В названное мною количество входит около 60 оппозиционных Муфтияту мечетей, куда ходят представители ваххабитского джамаата. А также несколько шиитских. Все прочие мечети – в составе Муфтията.

– Как Вы знаете, на днях Государственная дума и Совет Федерации приняли пакет антитеррористических поправок Ирины Яровой и Михаила Озерова, ожидающий сейчас решения президента. Приходится слышать утверждения, что жёсткое лицензирование проповедников, запрет миссионерства за пределами культовых зданий, в том числе в жилых помещениях, особенно сильно ударят по мусульманам. Могли бы Вы внести в этот вопрос ясность?

– Буквально на днях к муфтию республики с тем же вопросом обратились журналисты. Однако его исчерпывающие ответы они опубликовали в очень урезанной форме, что не даёт читателям возможности ознакомиться с его аргументацией.

Вот мнение муфтия: «Отвечая на ваш запрос относительно моего комментария по принятому Государственной думой пакету поправок к федеральному закону «О свободе совести и религиозных объединениях», хочу сразу подчеркнуть, что необходимо рассмотреть эти поправки трезво, всесторонне объективно, без лишних эмоций и личных амбиций.

Вы задаётесь вопросом: «Не ограничивает ли этот закон права мусульман в Дагестане?». Вас интересует, в частности, оценка такого положения закона, как запрет религиозной практики вне специальных заведений. Получается, если несколько человек, собравшись где-нибудь, заведут разговор о религии, выступят с проповедью, то в этом нарушение закона? Или же когда люди у себя дома проведут мавлид?

Отвечаю: В институтах Сирии, Египта и других мусульманских стран после прохождения определённых дисциплин и сдачи экзамена студентам выдаётся разрешение на образовательную деятельность по определённому направлению, где указано, что данный студент успешно прошёл обучение по части таких-то дисциплин и имеет право вести обучение в том или ином конкретном направлении. По-арабски это называется иджаза. Такая иджаза может быть выдана студенту на обучение, например, только одной суре из Корана.

Читайте так же:  С какого дня начисляется пенсия по возрасту

Это важный момент. То есть не сам студент решает, что, мол, я такой молодец, приобрёл достаточно знаний и могу выплеснуть их на окружающий мир. Нет! Не он сам, а его учителя, квалификационная комиссия решает, в чём силён их выпускник и на что ему можно дать разрешение. Таким образом, думаю, что этот запрет не то что не ограничивает права, а, наоборот, упорядочивает религиозную деятельность и, соответственно, жизнь религиозной среды.

Сегодня слишком много людей, которые, не имея никакой религиозной подготовки, не имея даже начальной теологической базы, считают себя вправе трактовать Коран по своему усмотрению и в сети Интернет распространяют свое субъективное видение, часто приводящее к заблуждению. Правильным было бы ограничить амбиции подобных лжеслужителей религии.

Обсуждение того или иного вопроса в плену личных амбиций или под действием эмоционального всплеска нельзя довести до абсурда. Именно к этому приводят высказывания некоторых «экспертов» о том, что указанные поправки, например, запрещают приглашать верующих на коллективное разговение (ифтар). На самом деле, про такие мероприятия, как коллективное разговение или приглашение гостей, там ничего не сказано.

Насчёт того, чтобы «вести проповедь» или «говорить о религии», думаю, для подавляющего большинства общины российских мусульман в этом нет опасности. Переживать должны те, кто попал на учёт за распространение идей радикализма, терроризма и т.п.

Что я могу сказать таким людям? Не связывайтесь с террористами, не распространяйте лживых идей, призывающих к насилию и в итоге приводящих к таким последствиям, как последние кровавые теракты в Турции. И тогда вряд ли этот закон придёт к вам домой, чтобы прогнать ваших гостей.

Что касается проведения мавлидов, то с прискорбием должен сказать во всеуслышание, что не все мусульмане понимают значение их проведения. Поэтому, чем проводить мавлиды, отдавая дань традиции, не зная и не понимая их сути, лучше их вообще не проводить».

Добавлю кратко от себя. Нужно понять, что в «законе Яровой-Озерова» нет запрета на проповедование светлых религиозных идей, для этого всего лишь нужно иметь на руках соответствующий документ и разрешение. И ранее никто из представителей ДУМД не проводил ни одно религиозное мероприятие без согласования и разрешения губернаторов, представителей администрации того или иного региона. Это взаимодействие налажено и новый закон только укрепит это в дальнейшем.

– А что вы можете сказать о появившейся информации о выдвижении первого заместителя муфтия Мухаммадрасула Саадуева на выборы в Народное собрание Дагестана первым номером в списке партии «Народ против коррупции». Выражается ли в этом позиция Муфтията и будет ли Саадуев в случае избрания совмещать посты заммуфтия и депутата?

[1]

– Да, Саадуев собрал все необходимые документы и подал их в штаб «Народа против коррупции».

Это личное дело Саадуева, его собственное решение. Даже губернатору не запрещается выдвигаться в Государственную думу, но если он пройдёт на выборах, то должен выбирать между местом там и руководством регионом. Конечно, в случае избрания Саадуева в депутаты Народного собрания, ему придётся покинуть свой пост в Муфтияте.

Что принесет нам «пакет Яровой-Озерова»

Дата: 08.07.2016 Версия для печати

Президент Владимир Путин подписал «пакет Яровой-Озерова». Какие проблемы ждут всех: от операторов до простых пользователей Интернета

Вслед за одобрением Советом Федерации 29 июля «пакета Яровой-Озерова» президент России Владимир Путин 7 июля подписал его. Пакет антитеррористических законов был принят Госдумой 24 июня 2016 года

Кроме того, президент нашей страны подписал перечень поручений правительству с тем, чтобы министры осуществляли мониторинг реализации закона и всевозможных рисков.

Уже в первоначальной редакции скандальный пакет вызвал возмущение и дискуссии о правомерности некоторых положений. Так, например, из закона исключили поправки относительно лишения гражданства и запрета на выезд из страны.

Жалобы граждан и верующих на ущемление законом их прав не встретили сочувствия в парламенте: за поправки в Уголовный кодекс проголосовал 141 сенатор. Возмущение мобильных операторов госпожа Яровая назвала «спекуляциями рынка», несмотря на озвученную ими стоимость хранения содержания сообщений в 2,2 трлн рублей. По мнению МТС, «Мегафон», «Вымпелком» и Tele2, цены на мобильную связь увеличатся в два-три раза, на что был получен неаргументированный ответ Яровой: « В законе нет ничего из того, что вело бы к подорожанию чего бы то ни было».

Источник фотографии: news.flexcom.ru

Против неэффективности и антиконституционности «пакета Яровой» высказывались:

  • Совет по правам человека – отметил ряд положений закона как противоречащий Конституции и УК, не считает пакет серьезно проработанной мерой для борьбы с терроризмом;
  • Госсовет Татарстана – несогласие с запретом на миссионерскую деятельность вне специальных помещений, председатель госсовета Фарид Мухаметшин отметил, что «ряд норм этого закона будет противоречить реалиям жизни»;
  • Эксперты Российской ассоциации электронных коммуникаций – законопроект станет причиной утечки конфиденциальной информации.

Какие изменения вступят в силу с 1 июля 2018 года

  1. Полгода будут хранить записи всех звонков, сообщений, изображений, звуковых файлов и видеозаписей пользователей мобильные операторы и интернет-компании. Оплатят поправку к закону абоненты – тарифы будут повышены в 2-3 раза.
  2. Вся зашифрованная информация на защищенных сайтах (в том числе использующих HTTPS) теперь может быть расшифрована по просьбе ФСБ. Отказ владельцев повлечет штраф на сумму до 1 000 000 рублей.
  3. За публичные призывы к терроризму или его оправдание в интернете предусмотрено наказание до 7 лет.
  4. Все посылки будут проверяться компаниями по пересылке на предмет наличия оружия, наркотиков или денег. Ответственны за качество проверки – почтовые операторы.
  5. «Несообщение о преступлении» – уголовное преступление с наказанием в виде тюремного заключения на срок до 1 года. Граждане теперь обязаны сообщить «о лице (лицах), которое по достоверно известным сведениям готовит, совершает или совершило» теракт, вооруженный мятеж, насильственный захват власти и другие преступления. Наказание предусмотрено в виде штрафа на сумму до 100 тысяч рублей либо лишения свободы на срок до 1 года. Не будут наказывать за несообщение о подготовке или совершении преступления супругом или близким родственником.
  6. Ужесточаются наказания за преступления террористической направленности (экстремизм). По некоторым статьям повышены штрафы и сроки лишения свободы более чем в два раза. Увеличен список преступлений, за совершение которых ответственность наступает с 14 лет.
  7. В статье УК о массовых беспорядках появился пункт «склонение, вербовка или иное вовлечение», за который можно попасть в тюрьму на срок от 5 до 10 лет.
  8. В УК появилась статья «акт международного терроризма» – осуждение за теракты, в которых погибли или пострадали российские граждане (даже если это произошло в другой стране). Наказанием будет заключение на срок от 10 до 20 лет либо пожизненное.
  9. Появилось понятие «миссионерская деятельность». Такой деятельностью считается теперь религиозная практика вне специальных заведений, кладбищ, мест почитания, религиозных школ, а именно: богослужения, церемонии, распространение литературы и других материалов, чтение проповедей. «Распространение веры и религиозных убеждений» через СМИ и интернет также будет считаться миссионерством. Подобной деятельностью будет разрешено заниматься только представителям зарегистрированных организацией групп или тем, кто заключил с ними специальный договор. Нарушение этого закона будет караться штрафами до 1 миллиона рублей.
Читайте так же:  Взял ипотечный кредит в долларах сша, что делать

Источник фотографии: faktxeber.com

Реакция уже есть

На подписание «пакета Яровой-Озерова» моментально отреагировала биржа: акции сотовых операторов рухнули. Ростелеком упал на 4,5%, МТС – более чем на 3%, «Мегафон» обрушился на процент. С начала июня, с момента активного обсуждения поправок к антитеррористическому закону капитализация перечисленных гигантов связи суммарно снизилась на 160 млрд рублей. Больше всех потерял МТС – минус 16,5%, или 93 млрд рублей капитализации.

Источник фотографии: ns2.magcity74.ru

И это сейчас. Что будет с рынком в будущем? Насколько может подорожать связь и подорожает ли вообще – не знает никто.

Представители российских конфессий смущены странностью формулировок «пакета Яровой – Озерова»

Президент Владимир Путин учтет разные точки зрения на пакет антитеррористических поправок, известный как «пакет Яровой – Озерова». С таким заявлением выступил пресс-секретарь главы государства Дмитрий Песков. В среду пакет был рассмотрен и одобрен Советом Федерации, после чего отправлен на подпись президенту. Между тем накануне полку критиков поправок прибыло: помимо участников рынка связи, считающих, что требования «пакета Яровой – Озерова» технически неисполнимы, озабоченность высказали представители традиционных религиозных конфессий, указавшие на то, что поправки очевидно готовились без консультаций с религиоведами.

Российский президент знаком с законопроектами антитеррористической и противоэкстремистской направленности и ходом дискуссии вокруг них. Сейчас в Кремле изучают конкретные замечания, которые делают «общественники», приводит РБК слова Дмитрия Пескова. По его данным, в процессе принятия закона «имели место консультации» и «определенные изменения», которые учитывали мнение скептиков. Говоря о возможности наложить вето на законопроект, пресс-секретарь Путина напомнил, что у главы государства есть право его подписать или отклонить, вернув на доработку.

Пакет поправок, которые в Федеральном собрании инициировали глава комитета Госдумы по противодействию коррупции Ирина Яровая и сенатор Виктор Озеров, нижняя палата приняла 24 июня, в последний день работы шестого созыва, а верхняя палата рассмотрела в среду. Впрочем, и сами инициаторы нового ужесточения законодательства в сфере противодействия террору и экстремизму не скрывали, что на самом деле реализуют решения Совета безопасности. Последний пошел на такие меры после громких террористических атак минувшей осени, жертвами которых стали пассажиры российского лайнера, летевшего из Египта, и расстрелянные в Париже.

По мере продвижения к финальным чтениям «пакет Яровой – Озерова» обрастал критикой в свой адрес.

Застрельщиками выступили операторы связи, прежде всего из числа «большой четверки». Их обеспокоили многочисленные требования по организации контроля за содержимым звонков и переписки, включая необходимость с 1 июля 2018 года хранить эти данные в течение трех лет. Путем несложных подсчетов специалисты предоставили убедительные аргументы о практической невозможности исполнить эти требования – по крайней мере, в столь сжатые сроки и не ценой гигантских экономических потерь, которые могут разорить отрасль. На стороне участников рынка выступил Минкомсвязи, и в результате депутаты пошли на послабление, в частности, ограничив до года срок хранения информации, которая может заинтересовать спецслужбы.

Ко второму и третьему чтениям пакет встревожил правозащитников – предложениями расширить основания для лишения российского гражданства и ограничений на выезд из страны. Правоведы указали, во-первых, на антиконституционный характер поправок, а во-вторых, на их нелогичность. Непонятно, как можно лишить человека гражданства страны и при этом запретить ему выезд за границу. Но главное – возникли большие сомнения, что все это реально остановит человека, задумавшего террористический акт, особенно если речь идет о потенциальном террористе-смертнике. В итоге сомнительные с точки зрения законности и здравого смысла положения были изъяты из пакета.

Наконец, перед рассмотрением в Совете Федерации против поправок выступили представители религиозных общин, которые раскритиковали ту часть законопроекта, которая касается ограничений на миссионерскую деятельность – одно из базовых направлений любой религиозной конфессии. Согласно поправкам, миссионерством могут заниматься только зарегистрированные организации и группы, но даже они – только в специально предназначенных для этого помещениях. В противном случае им грозит штраф до миллиона рублей.

Между тем в том же антитеррористическом пакете под миссионерством понимается «распространение веры и религиозных убеждений вне культовых зданий и сооружений, иных мест и объектов, специально предназначенных (предоставленных) для богослужений, религиозного почитания (паломничества), учреждений и предприятий религиозных организаций, кладбищ и крематориев, зданий и строений религиозного назначения, помещений образовательных организаций, исторически используемых для проведения религиозных обрядов». Под это понятие также попадает проповедническая деятельность в СМИ в интернете и сбор пожертвований.

На непродуманность формулировок обратит внимание любой, кто мало-мальски знаком с обрядами традиционных российских религий. Например, очевидно, что теперь будет затруднительно пригласить священника или имама домой – освятить помещение, дать имя младенцу, провести никах (обряд бракосочетания) и т. д.

Согласившийся на это священнослужитель должен, по меньшей мере, обойтись без напутствий к участникам обрядов и церемоний и вообще стараться быть немногословным. Иначе его действия уже можно будет трактовать как миссионерскую деятельность, которая в домашних условиях запрещена. Непонятно, как вообще быть с домашними праздниками, многие из которых имеют религиозную основу: как, например, христиане должны поздравлять друг друга с Рождеством и Пасхой, мусульмане – отмечать Курбан-байрам, а иудеи – проводить Шабат. Почти всё, к чему привыкли россияне, отмечающие эти праздники, имеет религиозные корни, а следовательно – служит распространению веры и религиозных убеждений.

«Проводить богослужение можно, а делать неверующих последователями Христа — нет?», — недоумевают авторы петиции против принятия поправок Яровой и Озерова, которая уже набрала около 20 тыс. голосов на портале Change.org. Схожего мнения придерживаются и в Татарстане – там полагают, что из-за запрета миссионерской деятельности вне культовых сооружений вне закона окажутся в итоге обряды мусульман на дому.

Читайте так же:  Пенсионный возраст

На странности закона указал аксакал российской политики Минтимер Шаймиев, бывший президент Татарстана, теперь работающий в должности госсоветника. По его словам, антитеррористический пакет Госдума приняла в предвыборном угаре, забыв посоветоваться с теми, кто знает куда больше в такой деликатной сфере, как религия. Учитывая статус и влияние Шаймиева, сложно при этом утверждать, что экс-глава Татарстана говорил от лица отдельно взятого российского субъекта или представлял позицию одних только российских мусульман…

Большой вероятностью возникновения проблем правоприменения норм «пакета Яровой – Озерова» по отношению к различным конфессиям в разных уголках страны обеспокоен член Общественной палаты России Альбир Крганов. После окончания Рамадана (Крганов является муфтием Духовного управления Москвы) он планирует собрать рабочую группу из ведущих религиоведов, чтобы сформулировать поправки к этой части пакета. «Думаю, что коллеги по Общественной палате меня поддержат и мы сможем обсудить вместе, как сделать закон полезным для общества и всех верующих, — заявил Крганов Znak.com. — Надеюсь, что все это будет происходить в рабочем порядке без лишней спешки и политизации. Мы всегда находили общий язык с законодателями, не сомневаюсь, что получится и в этот раз».

Пока же, по словам эксперта, можно констатировать, что пресловутый пакет даже не обсуждался ни в Комитете Госдумы по делам религиозных организаций и общественных объединений, ни в Общественной палате России.

Видео (кликните для воспроизведения).

С необходимостью обсуждать поправки с религиоведами и представителями конфессий согласен раввин Московской хоральной синагоги Меир Маневич. «На мой взгляд, шумиха немного преувеличена, но сложностей можно ожидать. Стоит в таких случаях все-таки обращаться к экспертам, а не постфактум вносить исправления», — считает он. Раввин синагоги на Чистых Прудах Шмуэль Куперман тоже уверен, что любые ограничения, связанные с религиозной деятельностью, лучше сначала обсуждать, а уже потом принимать. «Открытого миссионерства быть не должно. Поэтому в этом смысле подобного рода закон нужен. Но принятие такого закона на скорую руку может создать почву для манипуляций», — поделился Куперман своим мнением.

«Пакет Яровой»: законный удар по сектам

Поправки к федеральному закону «О противодействии терроризму» от Ирины Яровой вызвали в Сети не просто истерику, а прямо-таки серию взрывов общественного негодования. Негодуют все и по самым разным поводам. Дело в том, что изменения Яровой-Озерова касаются самых разных сфер информационной деятельности. Возмущаются всем «пакетом» целиком, но качественный разбор поправок нужно проводить по каждому блоку отдельно. Про архивирование информации, доносительство о подозрительных личностях, и обвинения в адрес ФСБ в слежке и злоупотреблениях журнал «Политическая Россия» напишет отдельно. Сейчас же разберем подробно то, что можно назвать «миссионерским блоком».

«Пакет Яровой» определил, что такое миссионерская деятельность и правила, по которым эту деятельность следует вести, и, забегая вперед, скажем, что многим это очень не понравилось. К слову сказать, «миссионерские законы» уже приняты в ряде регионов страны. На областном и краевом уровне. И особой паники или негатива не вызвали. Просто нынешний закон – во-первых, федеральный, во-вторых, куда более четко и подробно сформулирован.

Что написано в законе: о точности формулировок

Итак, к миссионерской деятельности теперь законодательно относится, цитируем закон:

В принципе, такое определение звучит вполне логично. В первоначальной редакции, кстати, любые сведения, распространяемые о религиозной организации, приравнивались к миссионерству. Но это не соответствует действительности. Помимо миссионерства есть, например, катехизация. Это когда человек не убеждает куда-то вступать, а просто отвечает на вопросы интересующихся по поводу того, какую организацию он представляет, и во что в этой организации верят.

Номинально в России большинство населения страны принадлежит к той или иной традиционной конфессии. К примеру, большинство русских – элементарно крещённые, тем самым, по факту, относятся к определенной религиозной группе. И такой факт вызывает недовольство у ряда сектантских вербовщиков, навязчивая миссия которых надоела многим россиянам, и именно они могут стать первыми нарушителями данного закона.

Возмущаются не столько определением миссионеров самим по себе, сколько тем пунктом закона, по которому такое миссионерство должно документально фиксироваться. Миссионер должен заниматься своей деятельностью, имея за пазухой специальный документ от организации. Соответственно, такая организация должна быть официально зарегистрирована.

У традиционных конфессий с этим проблем нет. А вот «новые религиозные течения» — классические и тоталитарные секты — такой регистрацией могут похвастаться далеко не всегда.

Следующий важный пункт данного закона говорит о том, что запрещается осуществление религиозной организацией деятельности без указания своего официального полного наименования, в том числе выпуск или распространение в рамках миссионерской деятельности литературы, печатных, аудио- и видеоматериалов без маркировки с указанным наименованием или с неполной либо заведомо ложной маркировкой.

Опять же, у традиционных конфессий с такой маркировкой никаких трудностей. А сектантские организации очень часто любят мимикрировать под традиционные религии. И их вербовщики либо вообще не называют своей организации, либо называют её весьма обтекаемо. Допустим, «мы – христиане», а оказывается, что это «христиане» из неохаризматической тоталитарной секты «Посольство Божье», например. Но новообращенный уже попал в руки вербовщиков. Христианами у нас и мормоны себя называют, и «свидетели Иеговы», и много кто еще. Собственно, маркировка на печатной продукции – это такой первый звоночек, с кем вы тут общаетесь, и чего от вас могут в перспективе хотеть: духовного просветления или квартиры, машины, холодильника с телевизором и батареи парового отопления.

Самое главное, что вызывает лютую скорбь у определенного рода деятелей от определенного рода культов, – это запреты на ведение миссионерской деятельности, если организация была судебно запрещена. Или если доктрина организации содержит следующие положения:

Там еще много всего «вкусного». Но вам любой специалист по сектам скажет, что признаки доктрины тоталитарного культа охвачены в этом перечне весьма обстоятельно.

Правоприменительная практика: защита граждан от сект

Критики пакета Яровой так говорят об этом запрете на миссионерство, будто теперь под каждым кустом будет сидеть «религиозный полицейский» и как увидит миссионерство, так сразу из кустов выскочит и всех повяжет. Либеральная общественность уже приводит жуткие примеры про Русскую Православную Церковь:

Вот ответьте честно на вопрос: вы таких прихожанок видели? Да, есть прихожанки, которые ходят с ящиками для пожертвований, но если они действительно от РПЦ, то все соответствующие бумаги у них при себе всегда. Однако очень часто сбором денег занимаются ряженые. И слава Богу, если охапка таких ряженых влетит и на штрафы, и на сроки. Потому что это не просто мошенники, но и люди, своей ложью дискредитирующие Православную Церковь.

Читайте так же:  Пенсия по инвалидности 3 группы размер пособий

Второй момент: даже ряженые, когда собирают деньги, ходят как правило молча. Максимум, что они говорят: «Подайте на храм». А не «восстань и бабли… восстань и бабли… восстань и-бо бли-зят-ся пос-лед-ни-е- вре-ме-на!». Но милые барышни с журналами «Сторожевая Башня» могут быть весьма навязчивы. Люди в оранжевых сари и дхоти с бритыми головами и косичками на затылке тоже могут во имя Кришны насесть на гражданина так, что хоть святых выноси. Предложения от мормонов поизучать английский язык, а заодно и «Книгу Мормона», могут быть весьма настойчивыми.

То есть как это будет выглядеть на практике? Захотел любой такой, попавший под руку миссионеру, и пошел в полицию заявление писать. Или просто шугнул навязчивых вербовщиков, упомянув вот этот самый закон. Не захотел – послушал, что ему тут вещают.

С интернетом всё еще интереснее. В поседние несколько месяцев обнаружилось, что многие сектантские вербовщики активно используют социальные сети и личную переписку. Например, вербовщики «Алеф», который раньше назывался «Аум-Синрикё». И если раньше такого товарища можно было только забанить, то теперь открывается масса куда более интересных перспектив по противодействую противозаконной деятельности.

Либералы и прочие рукопожатные воют так не потому, что закон ущемляет религии (они им безразличны и даже противны), а потому, что нашим гражданам этой частью пакета Яровой даны реальные рычаги по контролю своего «религиозного информационного пространства». По либеральному мнению, россияне же в большинстве своем «быдло и анчоусы». Как же им можно хоть какую-то власть давать? Вот в этом и надо искать причину истерики.

С представителями религиозных течений все честнее. Против миссионерских поправок Яровой выступил , например, первый заместитель начальствующего епископа, управделами Российского объединенного союза христиан веры евангельской епископ Константин Бендас. РОСХВЕ , по определению многих экспертов, является объединением классических и некоторых тоталитарных неохаризматических сект.

Против закона высказался , например, правозащитник Роман Лункин, известный своей многолетней работой по защите прав «религиозных меньшинств»:

Традиционные конфессии: осторожное отношение

Представители РПЦ, кстати, охарактеризовали «пакет» Яровой довольно сдержанно. Мол, посмотрим, как оно будет работать: если плохо, тогда будем коллективно обращаться в органы государственной власти. Из представителей традиционных религий негативную оценку проекта Яровой дал заместитель председателя Совета муфтиев России, глава Духовного управления мусульман Московской области Рушан Аббясов.

Истинная причина такой реакции российской уммы может быть вызвана многолетней проблемой: некоторые её члены, которые номинально исповедуют традиционный ислам, на самом деле, к сожалению, придерживаются радикальных идей исламизма. Новый закон может эту проблему обнажить, что, видимо, и вызывает опаску.

Единственное, что вызвало вопросы у представителей всех конфессий и «новых религиозных течений» – это почему закон не обсуждался в этой части с религиозными лидерами и экспертами. И это, пожалуй, самый большой недостаток проекта.

Но с другой стороны, это дает определенное моральное право представителям религий обращаться к государству с целью изменений «пакета Яровой». Но прежде, действительно, стоит внимательно посмотреть, как эти нормы будут работать в повседневной жизни страны. И если работать они будут как-то не так, если ими будут злоупотреблять против порядочных религиозных деятелей, то только тогда имеет смысл требовать их скорректировать. Пока же и по букве, и по духу новые изменения в закон о терроризме, касающиеся религии и сект, являются правильными, поскольку позволяют защитить граждан от последних.

Подписывайтесь на наш канал в Telegram

Если заметили ошибку, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter

Итоги пакета Яровой: два года спустя

19 Апреля 2018, Россия.

Мы можем подвести некоторые итоги за полтора года применения «пакета Яровой», опираясь на объективные данные статистики Верховного суда РФ за 2016 и 2017 годы, сообщает ВО СВЕТЕ со ссылкой на портал Религия и Право и российского адвоката Сергея Чугунова.

В статистике представлены единые данные по всем пяти частям статье 5.26 КоАП РФ — Нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях. А «пакетом Яровой» с 20 июля 2016 года были введены только части с третьей по пятую. Однако первые две части статьи практически не применяются на практике, известны лишь единичные случаи.

Итого: за полтора года было привлечено к административной ответственности 312 лиц (в это число входят и юридические и физические лица). Наложено штрафов на сумму 4 029 700 рублей.

Согласно мониторингу, проводимому Славянским правовым центром, подавляющее большинство привлеченных к ответственности — это церкви протестантских конфессий или их прихожане.

Сергей Чугунов пишет, что «нормы, регулирующие миссионерскую деятельность, являлись частью законопроекта, который был направлен на реализацию дополнительных мер по защите гражданина и общества от терроризма. Но нам не известен ни один случай, когда указанные нормы были бы применены по этому назначению. Страдают в основном законопослушные граждане. Причем граждане настолько законопослушные, что часто они даже не обжалуют решение суда, признавая свою вину согласно принятым нормам.

Мы же считаем, что положения закона, регулирующие осуществление миссионерской деятельности, противоречат как Конституции Российской Федерации, так и нормам Европейской конвенции по правам человека, поэтому должны быть отменены. Однако это не произойдет никогда, если не бороться за свои права, за свою свободу говорить о том, во что веришь».

На настоящий момент вся борьба за права, которая есть, происходит в основном на уровне обжалования решений судов. При том, что согласно статистике мы имеем более трех сот лиц, привлеченных к административной ответственности, за все это время нами было подано только три жалобы в Конституционный суд РФ и одна жалоба в Европейский суд по правам человека. А их должно было быть десятки, как минимум».

Адвокат напомнил: «Закон говорит, что вся литература, которая распространяется в рамках миссионерской деятельности, должна маркироваться полным наименованием. А Конституционный суд сказал, что нет, не вся, а только та, которая распространяется вне мест беспрепятственного осуществления миссионерской деятельности. Это уже не толкование закона, а дополнение к нему. И теперь на одно ограничение меньше. Значит надо продолжать. А ведь еще свое словно не сказал Европейский суд по правам человека по той единственной жалобе».

Подводя итоги, Сергей Чугунов сказал, что проблема в том, что протестанты в России «не готовы бороться за наше общее право на свободу совести и вероисповедания. А потому, потерпев поражение, готовы мириться с неконституционными ограничениями, потому что «проще оплатить штраф». Так быть не должно».

Читайте так же:  Индексация пенсии по старости

Пакет Яровой и религия: чего ждать?

Прошло уже больше 2 месяцев с момента принятия антитеррористических поправок в законодательство, а до сих пор не утихает волна бурных споров– верующие всей страны и простые обыватели вовсю обсуждают роль утвержденного пакета Яровой на религию в целом и религиозные конфессии в частности.

В большинстве оказались негативные отзывы. Критики считают нововведения ударом не только по сектам, но и по чувствам и кошельку мирных граждан, соблюдающих религиозные обряды. Ведь за нарушение новых норм предусмотрены немалые размеры штрафов, налагаемые как на физических лиц, так и на организации.

Рассмотрим введенные санкции подробнее, чтобы понять, выступает ли в действительности принятие пакета Яровой против религии? Или вступление поправок в законную силу не представляет угрозы для верующих, а его реализация принесет только положительный результат в достижении основной цели – борьбе с терроризмом?

Санкции за несоблюдение норм

Карательные меры к нарушителям религиозных норм в основном выражаются в денежных взысканиях. В некоторых случаях применяются дополнительные меры административной ответственности.

Необходимо отметить, что в тексте поправок красной нитью проходит негативное мнение авторов так называемого пакета Яровой насчет пропаганды религий, поэтому особое внимание уделено ответственности именно за подобную деятельность.

1. Итак, введены наказания за ведение миссионерской деятельности инкогнито– без афиширования названия организации (согласно ее учредительным документам), либо с указанием информации о наименовании, являющейся ложной. Это касается и распространения книг, аудио- и видеозаписей соответствующей тематики. За данное правонарушение предусмотрен штраф от 30 000 руб. до 50 000 руб. и изъятие незаконно тиражируемых материалов.

2. Также расширен круг лиц, ответственных за создание препятствий к реализации права на свободу совести и вероисповедания. Данное право выражается в принятии или отрицании различных убеждений религиозного характера, в участии в религиозных общинах и свободном выходе из них и т.д. Теперь к ответственности за нарушение этой нормы могут быть привлечены и юридические лица, для которых предусмотрен внушительный размер штрафа –от 100 000 руб. до 1 000 000 руб.

3. Кроме того, штраф предусмотрен и за осуществление деятельности, не соответствующей положениям Закона № 125-ФЗ О свободе совести и о религиозных объединениях. Карается денежным взысканием в сумме от 5 000 руб. до 50 000 руб. – для граждан, от 100 000 руб. до 1 000 000 руб. – для юрлиц.

А в случае, если нарушителем вышеуказанных норм является лицо без гражданства либо имеющее иностранное гражданство, минимальный размер штрафа увеличивается – от 30 000 руб. Кроме того, эти лица за подобные нарушения могут быть высланы из страны.

Действуем по новым правилам

Что же означает эта общая формулировка деятельность, не соответствующая положениям закона? Какие запреты содержит пакет Яровой на счет религии? Давайте попробуем разобраться в этом.

Прежде всего, определимся с терминологией. В поправках к Закону № 125 введено понятие миссионерской деятельности. К таковой относится публичное распространение сведений о вероучении для вовлечения других людей (не являющихся последователями этого религиозного течения) в свои массы. Под публичностью понимается использование в деятельности СМИ, а также Интернета (законодательно не отнесенного к СМИ).

  • Так вот, осуществление подобной деятельности не допускается в жилых помещениях.
  • Миссионер, не являющийся руководителем, священнослужителем религиозной организации или не входящий в состав ее коллегиального органа, может осуществлять свою деятельность только при наличии разрешительного документа, подтверждающего соответствующие полномочия. Правда, оба этих запрета не распространяются на проведение богослужений, других религиозных обрядов и церемоний.
  • Нельзя проповедовать религиозное учение в зданиях, принадлежащих другой религиозной организации, без согласия ее руководящего лица или органа. Также проповедники теперь обязаны иметь официальное разрешение от своей религиозной общины на проведение мероприятий.
  • Ограничения коснулись и иностранных миссионеров, которые вправе вести миссионерскую деятельность теперь только в тех субъектах страны, в которых зарегистрирована пригласившая их организация.

Что нас ждет

Говоря о взаимодействии норм антитеррористического пакета Яровой и религии, нельзя не отметить и явно положительные для обеспечения общественной безопасности нововведения.

Так, вполне разумной выглядит норма, запрещающая вести миссионерскую деятельность, преследующую аморальные и социально опасные цели, такие как:

  • применение в отношении последователей гипноза, использование наркотиков и психотропных веществ;
  • склонение к суициду или отказу от медпомощи в опасных для жизни условиях или состоянии здоровья;
  • понуждение к продаже собственности прихожан в пользу религиозной общины;
  • создание препятствий к выходу из религиозной общины посредством угроз;
  • совершение экстремистских действий;
  • стимуляция разврата, разрушения семьи и семейных устоев;
  • нарушение общественного правопорядка и безопасности и т.д.

Вполне возможно, что волна общественного негодования по поводу нововведений – не более чем необоснованные догадки, вызванные эффектом массовости и не подкрепленные объективными фактами. Никто не может с точностью предсказать, как указанные поправки будут работать на практике, ведь их реализация только начинается.

Видео (кликните для воспроизведения).

В целом представляется, что рассмотренные в статье изменения в законодательство могут стать твердой защитой граждан от разного рода сектантских и исламистских групп. Как же отразятся поправки на мирных верующих, каковы будут реальные последствия принятия пакета Яровой и чего ждать в отношении религий, покажет только время.

Источники


  1. Липинский, Д. А. Общая теория юридической ответственности / Д.А. Липинский, Р.Л. Хачатуров. — М.: Юридический центр Пресс, 2017. — 950 c.

  2. Скрынник, А. М. Правоведение / А.М. Скрынник. — М.: Мини Тайп, 2013. — 352 c.

  3. Воробьев, А. В. Теория адвокатуры / А.В. Воробьев, А.В. Поляков, Ю.В. Тихонравов. — М.: Грантъ, 2015. — 496 c.
  4. Кудинов, О.А. Обязательства вследствие причинения вреда и неосновательного обогащения: Юридический комментарий / О.А. Кудинов. — М.: Городец, 2015. — 128 c.
  5. Подведомственность и подсудность дел судам и арбитражным судам. Судебная практика. — М.: Издание Тихомирова М. Ю., 2017. — 144 c.
Пакет яровой и религия чего ждать
Оценка 5 проголосовавших: 1

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here